• Похожие новости

«Чатем-Хаус»: Убывающее влияние России в регионе Южного Кавказа и Центральной Азии

«Чатем-Хаус»: Убывающее влияние России в регионе Южного Кавказа и Центральной АзииЮжный Кавказ с его потенциальным межгосударственным конфликтом представляет собой сложную арену задействования российской силы. Рычаги влияния России здесь разнятся. Это рычаги экономического и военного характера в Армении и едва ли присутствуют в Азербайджане, а также в основном связаны с негативной пропагандой вокруг Грузии. Насколько экономическое влияние превращается в политическое, трудно измерить. Российские инвестиции в этих странах, не являются, конечно, незаконными, однако приобретение монополистических долей в слабых экс-государственных компаниях проводится более агрессивно, чем на Западе, и предполагает сильный политический мотив.

Влияние России в Армении настолько велико, что отсутствие суверенитета должно быть опасением номер один в Армении. Правительства в Азербайджане и особенно в Грузии, где меньше российской «мягкой силы» на практике, испытывают более традиционные опасения - относительно безопасности в связи с Россией. Армения не разделяет этих опасений (по крайней мере, открыто). Однако стоит также отметить, что, хотя у Азербайджана и Грузии разные отношения со своим бывшим сюзереном, у них также общая проблема: они считают примерно 20% своей территории оккупированной.

Отношения России со странами Южного Кавказа, как правило, считаются связанными с ее отношениями с Северным Кавказом. Россия уже давно склонна рассматривать регион как один «большой Кавказ», где проблемы на Северном Кавказе должны иметь происхождение на Южном. Стабильность на Северном Кавказе требует контроля на Южном. Дмитрий Медведев был откровенен в отношении того, что сотрудничество между Арменией и Азербайджаном, а также российская военная база в Гюмри в Армении имеют целью обеспечение мира на Кавказе в целом.

Нагорный Карабах

Поддержка Россией Армении в нагорно-карабахском споре была основана на нескольких интересах: ограничение турецкого влияния, противостояние русофобскому Азербайджану в первые годы независимости и давние культурные связи, отраженные в многочисленной армянской диаспоре в России. Позиционирование России дало ей мощный рычаг влияния на Армению и Азербайджан. Тем не менее, поддержка ею позиции Армении изменилась в последние годы: во время своего президентства Медведев вкладывал больше усилий в посредничество, чем его предшественники, и первая азербайджанская семья имеет сильные интересы в России. Однако есть силы, получающие финансовую выгоду и политическое влияние от продолжающейся напряженности и статус-кво. Россия рассматривает свое посредничество в Нагорном Карабахе с точки зрения своего влияния и не может быть по-настоящему заинтересована в урегулировании. Об этом свидетельствуют возражения России против международных миротворческих сил и изменений в составе Минской группы ОБСЕ, которая является посредником в конфликте с 1992 года. Россия взамен предложила развертывание своих войск. Это позволило бы ей укрепить свои позиции, но вряд ли будет принято Азербайджаном. Открытым вопросом является то, поддержит ли Россия Армению в военном отношении, если Азербайджан решит вернуть территорию силой. Однако вполне возможно, что эта неопределенность является фактором, сдерживающим Азербайджан.

На трехстороннем саммите в Казани в июне 2011 года Азербайджан выразил скептицизм по поводу последней мирной инициативы под руководством России. Он по-прежнему рассматривает Россию как нечестного посредника, возможно, отчасти по причине армянского происхождения министра иностранных дел России и главного переговорщика Сергея Лаврова, но в основном, вероятно, из страха перед «Pax Russica» (Российским миром) в Нагорном Карабахе, который Азербайджан считает своей территорией.

Полномасштабное возобновление нагорно-карабахского конфликта может поставить под угрозу позицию России в Азербайджане и Турции, особенно если армяне попросят военной помощи. Безопасность трубопроводов тоже будет затронута, а Россия отдает приоритет энергетической безопасности и финансовой прибыли, а не манипуляции конфликтом.

Российские прямые инвестиции на Южном Кавказе невелики, но значительны по отношению к размеру экономик-получателей и их общего притока инвестиций. Более того, когда они сосредоточены в ключевых секторах, они имеют непропорциональные политические последствия. Грузия и Азербайджан считают, что Россия использует свои энергетические и транспортные системы, чтобы консолидировать влияние на внутреннюю и внешнюю политику государств, и что это способствовало созданию более гибких центров силы.

В 2003 году генеральный директор «Единой энергетической системы» (ЕЭС) Анатолий Чубайс рассказал о планах интегрировать Южный Кавказ в сеть энергоснабжения под руководством России через десять бывших советских республик, а также о планах обеспечить поставки электроэнергии из Армении в Турцию и Азербайджан. Чубайс отрицает, что ЕЭС искала политические выгоды, однако он был ведущим сторонником концепции евразийской «либеральной империи» и его действия дали России практически полный контроль над энергетическим рынком Армении (…)

В 2010 году Россия предоставила Армении льготный кредит в размере $500 млн на 15 лет, чтобы помочь ей выйти из финансового кризиса.

Степень, в которой Россия получила конкретные политические выгоды от энергетических и инфраструктурных владений, является источником дискуссий в Армении. Преемник Кочаряна, Серж Саргсян, является по видимому менее пророссийским, но ко времени его избрания в 2008 году большая часть его страны уже была продана.

Позиция и влияние России в Армении привели соответственно к более трудной реализации ее амбиций в отношении Азербайджана. Здесь были лишь небольшие успехи, и, в частности, проникновение в энергетическую сферу меньше, чем можно было бы ожидать в такой богатой углеводородами стране. Россия контролирует только один нефтепровод, Баку – Новороссийск, и ничего в газовой сфере. В 2003 году открытие нефтепровода Баку – Тбилиси – Джейхан в обход России значительно снизило энергетическую зависимость Азербайджана от России.

Россия пытается сделать так, чтобы Грузия при режиме Саакашвили не процветала в финансовом отношении,– иностранные компании и даже целые страны были предупреждены о нежелательности инвестирования, а также было введено экономическое эмбарго на грузинский экспорт в Россию в 2006 году. После войны 2008 года некоторые контракты с Россией, например в строительстве железной дороги и в портах Батуми и Поти, были прекращены. Однако российский бизнес не умер в Грузии: некоторые инвестиции периода до 2008 года продолжаются, и по-прежнему ведется значительная трансграничная торговля.

Наибольший экономический рычаг России с Азербайджаном и Арменией – это трудящиеся-мигранты и их переводы. Например, около двух миллионов граждан Азербайджана работают в России, посылают домой $2,5 млрд – 10% от ВВП. Азербайджанское постоянное население в России является особенно сильным рычагом, поскольку Россия пригрозила депортировать нелегальных работников и ввести визовый режим.

Финансовые интересы России на Южном Кавказе часто являются экономически сомнительными, хотя некоторые полагают, что со временем предприятия в регионе, которыми владеет Россия, снова станут прибыльными. Однако на сегодняшний день есть мало признаков для этого.

Заключение

Россия поддерживает более многомерное присутствие на Южном Кавказе и в Центральной Азии, чем любая другая страна, и это может быть ее самым ценным активом сложном международном порядке. Однако теперь она лишь одна из горстки держав в обоих регионах. Только меньшая степень менталитета «с нулевой суммой», принятие реальности западного и китайского присутствия и прежде всего полное признание прав суверенных стран в этих зонах выбирать свою судьбу приведут к осмыслению Россией своего потенциала в качестве конструктивной державы в обоих регионах – менее анахронической державы, имеющей более ограниченное, но определенное влияние.

Москва испытывает болезненные поражения в своих попытках сохранить Южный Кавказ и Центральную Азию «в команде». Но думать о них как о поражениях, причем болезненных,– это проблема. Империя давно ушла. И данные в этой статье дают основание полагать, что фантазия Владимира Путина о политическом Евразийском союзе вряд ли заменит ее.
918 0 20-06-2012

Комментарии к фильму (0)

Комментариев нет
Комментариев нет. Но Вы можете стать первым!

Добавление комментария

  • Имя:*
  • E-Mail:
  • Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищённой ссылки Картинка Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
  • Введите два слова с изображения:*