+1759

Вор в законе - Сво Раф - Vor v Zakone - Svo Raf



Вор в законе - Сво Раф - Vor v Zakone - Svo Raf
Тбилисская сходка

1978 год… О смерти отца Рафаэл Багдасарян узнал в колонии Караул-Базара: год назад он был осужден за кражу в Ташкенте. Сестра Алла попыталась добиться для Сво Рафа краткосрочного освобождения, чтобы он принял участие в похоронах отца, но начальство караул-базарской колонии уломать не удалось. Но вот уже сколько времени после освобождения он все не выкроит время, чтобы навестить мать, оставшуюся на попечении дочерей. На этот раз он точно поедет, Ереван ведь совсем рядом - всего час или два дороги. Только вот надо узнать сначала, зачем его вызвали в Тбилиси на сходку. Васька Бриллиант сказал, что собираются в Тбилиси.

…Человек, более-менее знакомый с уголовной средой, был бы поражен, увидев, какие авторитеты криминального мира собрались в закрытом зале этого тбилисского ресторана: Вячеслав Иваньков - Япончик, Дед Хасан, Васька Бриллиант, Сво Раф, Алимжан Тохтахунов - Тайваньчик, Амиран и Отари Квантришвили, Анзор Кикалишвили… Хотя был апрель месяц - самое, пожалуй, прекрасное время в Тбилиси, красоты грузинской столицы нисколько не интересовали собравшихся здесь.

В Советском Союзе настали новые времена. Политика перестала быть уделом избранных. Кроме того, эти самые политические деятели, даже самые высокопоставленные из государственных мужей, нередко пользовались услугами криминального мира. Но лучше всех из криминальных авторитетов осознавал новую ситуацию вор в законе Джаба Иоселиани, по личной инициативе которого и была созвана сходка. Вор в законе, доктор филологических наук, советник Эдуарда Шеварднадзе - такова краткая биография Джабы Иоселиани…

- Друзья,- сказал Джаба,- мы должны признать, что настали новые времена. И политические деятели, и «цеховики» любят говорить, что нет сильной политики без сильной экономики. Эту мысль подтверждает пример мощных государств Америки и Европы. Заметно это и у нас, в Советском Союзе. Хотим мы или не хотим, но должны принимать участие в политических процессах. А еще точнее - мы, независимо от нашей воли, уже участвуем в политических процессах. Хотя бы наш брат Отарик…

Отарик, он же Отари Квантришвили по кличке Квант, родился в 1948 г. в грузинском городе Зестафони. По свидетельству спецов из подразделений по борьбе с организованной преступностью, он считался одним из крупнейших авторитетов преступного мира Москвы, Тбилиси, Киева и других крупных городов СССР. Впрочем, некоторые считали, что он всего лишь «генератор идей», разработчик планов преступного мира. Он не был вором в законе - этого титула удостоился его брат Амиран. Но, так или иначе, Отари действительно разрабатывал интересные планы, которые успешно осуществляло криминальное сообщество. В 1966 году 18-летний Отарик был осужден на 9 лет за участие в групповом изнасиловании. Кстати, и в последующие времена Отарик оставался столь же падким на женщин и всевозможные удовольствия. Отсидев всего четыре года, Отарик был направлен в Люблинскую психиатрическую лечебницу общего режима с диагнозом «вялотекущая шизофрения».

Здесь мы ненадолго прервемся от изложения биографии Отари Квантришвили и попытаемся понять, что означает термин «вялотекущая шизофрения». Как оказалось, нигде в мире не существует такого диагноза. В 1970-х годах его изобрели специалисты 5-го Главного управления КГБ СССР для расправы над диссидентами (для них, заклейменных этим диагнозом, даже была создана особая «клиника» в подмосковной Сычевке). По достоверным данным, Отари Квантришвили в КПЗ (камере предварительного заключения) якобы в приступе шизофрении укусил за ухо одного из сокамерников. Это послужило основанием для медицинской комиссии счесть это эпилептическим симптомом и поставить Отарику такой диагноз. Так или иначе, уже в 1970 году он был на свободе. 22-летнего парня переполняла кипучая энергия, и он приступил к «трудовой деятельности» под руководством своего брата Амирана.

Амиран был высококлассным карточным шулером, можно сказать, асом своего дела. А игрокам, собиравшимся в московской гостинице «Советская», это было невдомек. Так что первые рубли своего огромного впоследствии состояния братья Квантришвили «заработали» именно в этой гостинице. Затем Отарик стал иметь свой пай и от «ночных бабочек», днем и ночью без отдыха работавших в центральных районах Москвы. Именно в эти годы Отари познакомился с Япончиком - Вячеславом Иваньковым, который уже был авторитетом в криминальном мире не только Москвы, но и всего Советского Союза.

В 1980 году Иваньков, Владимир Быков (Балда) и Отари Квантришвили «нагрели» на огромные суммы заядлых картежников Курмана, Менялкина, Летучего и других - примерно на 100 тысяч рублей. По тем временам это были впечатляющие деньги. Было начато уголовное расследование, но никого к ответственности так и не призвали, поскольку картежники отказались от своих заявлений. Понятное дело - их просто запугали.

К этому же времени Квантришвили решил заняться легальным бизнесом. Руку помощи ему протянул земляк Анзор Кикалишвили.

Анзор Иосифович Кикалишвили-Аксентьев был одним из самых известных и матерых «крестных отцов» советского преступного мира. Впечатляющему красавцу, блестящему великосветскому хлыщу, ценителю молоденьких девушек и гурману, ему никогда не доведется узнать вкус тюремной баланды, да, наверное, он и слова такого не знал. Родившийся в 1948 году Анзор окончил Московский институт физкультуры, работал в пионерских лагерях, организовывал спортивные и другие массовые мероприятия. Как активного комсомольца его назначили заведующим отделом райкома комсомола Гагаринского района Москвы, затем перевели в Московский горком комсомола, где он являлся одним из ответственных за подготовку к Олимпиаде. Окончив Дипломатическую академию МИД России, он стал руководителем аспирантуры этой академии…

Но это - лишь видимый, внешний слой биографии Анзора Кикалишвили. А был и другой - глубинный, невидимый, истинный, который целиком находился в мире криминала…

Среди собравшихся в тбилисском ресторане был и Тайваньчик. Алимжан Тохтахунов получил эту кличку не потому, что родился на Тайване или когда-либо бывал на этом китайском острове. Имя этого узкоглазого, с «китайскими» чертами лица парня, бывшего полузащитника ташкентской команды «Пахтакор» впервые появилось в прессе еще во времена его молодости. Карьера теперь уже одного из главарей советской криминальной мафии, однако, начиналась с довольно скромных дел.

Согласно легенде, без которой не обходится ни один романтический образ, его приходу в криминальный мир способствовали карточные шулеры, которые до последней копейки обчистили в поезде направлявшегося в Москву на учебу парня. Именно тогда и возникла у него мысль о мести. И он начал играть сразу на двух полях - футбольном и карточном. Усовершенствовавшись в карточной игре, он действительно стал высококлассным мастером. Поэтому основным его занятием стало шулерство, тогда как футбол - просто хобби. Карты помогли ему накопить «первоначальный капитал», хотя Алимжану и пришлось на некоторое время расстаться со свободой - он был осужден по статье «тунеядство». Алимжану и в голову не могло прийти, что Советский Союз развалится, а ему очень хотелось «выбиться в олигархи». И он сбежал на Запад.

Обосновавшийся сначала в Германии, а затем и во Франции Алимжан Тохтахунов уже очень скоро перестал быть хоть и классным, но всего лишь шулером, и обзавелся серьезным бизнесом. Поговаривают, что какое-то время его партнером был Аркадий Гайдамак, который свое (и не только свое) состояние нажил за счет «коммерции» в Западной группе войск СССР. А когда кое-какие его делишки всплыли на поверхность, он сбежал на «историческую родину» - в Израиль, и затаился там. В отличие от него, у французской полиции не было особых претензий к обосновавшемуся в Париже Тайваньчику: он не занимался торговлей советским оружием, как его партнер Гайдамак. Бросил он и карты. Правда, однажды, когда он по старой привычке зашел в одно из казино Монте-Карло, полиция навестила его в гостиничном номере и дала возможность газетным фоторепортерам запечатлеть Тайваньчика, в наручниках депортируемого из Монако. Впрочем, после этого полиция и пресса оставили его в покое.

Алик Тохтахунов обосновался в престижном 16-м квартале Парижа и часто летал в Англию - навестить дочь, которая училась премудростям балета под руководством известного хореографа Суламифь Мессерер. Обедал он в уютном русском ресторане на улице Николо, а на вопросы, чем же он занимается, отвечал: «В основном благотворительностью». Понятно, что этим словам можно было придать разный смысл. Под «благотворительностью» Тайваньчик понимал самые неожиданные сферы - от торговли наркотиков до предоставления информации спецслужбам разных стран. В 1970-е годы Тохтахунов с помощью своей тогдашней жены Анны Саид-Шах принял участие в московской «золотой авантюре», во время которой и познакомился сначала с Иосифом Кобзоном, а потом и с Отари Квантришвили. И теперь, в 1982 году, он вместе с друзьями приехал в гости к Джабе Иоселиани… Тайваньчик хорошо представлял себе, что сотрудничество с властью ничего хорошего не обещает.

Однако вернемся к этой сходке.

Джаба попросил всех высказать свои соображения, но никто не хотел говорить. Джаба, Отари и другие грузины очень хотели, чтобы было принято решение о сращении с властью. Особенно резко выступил против этого Васька Бриллиант. Вопрос так и не был решен.

Через четыре года будет созвана новая сходка…

В любом случае времена менялись. Новое поколение криминального мира вводило новые правила игры.


Вор в законе - Сво Раф - Vor v Zakone - Svo Raf
Тот самый Сво Раф

Многие даже не были знакомы с Зюфельдом, а все его общение с соседями по лестничной клетке ограничивалось коротким приветственным кивком. Николаю Абрамовичу Зюфельду, одному из корейко советских времен, даже в голову не могло прийти, что на него «навел» работавший прямо напротив его ювелирной мастерской сапожник Анвар Зинафутдинов по кличке «Ферганский ястреб» - после семи лет отсидки в тюрьмах и лагерях он всего год назад, в 1971-м, перебрался в Ташкент. Именно Анвар обнаружил в Ташкенте Зюфельда, одного из подпольных советских миллионеров, и сообщил об этом Сво Рафу, с которым подружился еще в тюрьме. Последний решил «избавить» Зюфельда от излишней головной боли - из чисто гуманных соображений: ведь подпольные миллионеры плохо спят по ночам, страдают манией преследования, теряют веру в друзей и родственников... А ведь это может создать определенные препятствия на светлом пути строительства коммунизма. И вот, чтобы все в стране было гладко и нормально, а коммунизм строился быстро и эффективно, Рафаэл Багдасарян решил помочь если не всей стране, то хотя бы городу Ташкенту. Единственно ради этого был положен глаз на ювелира Николая Зюфельда.

…Через полчаса в квартире ювелира в качестве понятых присутствовали уже и трое соседей. Подполковник и младший лейтенант составляли протокол. Драгоценные камешки, ювелирные изделия, деньги... Уж кто-кто, а сам Николай Абрамович прекрасно знал, что его состояние тянет как минимум на 800 тысяч рублей - почти миллион!

Все было описано, учтено, внесено в протокол. Понятые, Зюфельд, подполковник госбезопасности и младший лейтенант милиции поставили под ним свои подписи, после чего подполковник-здоровяк сказал:

- Гражданин Зюфельд, завтра ровно в 11:00 вы обязаны явиться в 261-й кабинет Комитета государственной безопасности Узбекистана! Я буду ждать вас там. Уверен, что вы явитесь вовремя. Для вас будет выписан пропуск.

Все конфискованное - драгоценные камни, золотые изделия, деньги - было упаковано в холщовый мешок, запечатано сургучной печатью. Один экземпляр акта о проведении обыска был вручен Зюфельду.

…Ровно в 11:00 следующего дня Николай Зюфельд был в приемной Комитета госбезопасности Узбекистана. Однако дежурный офицер не нашел никакого пропуска на имя Зюфельда. Все это показалось офицеру подозрительным: что-то тут было не так. Он позвонил заместителю начальника 4-го управления подполковнику Геннадию Ильину, объяснил ситуацию, рассказал о своих сомнениях. Через несколько минут ювелир был препровожден в кабинет замначальника управления. Однако Зюфельд отказался признать в нем подполковника Ильина: небольшого роста, щупленький, с поредевшими седыми волосами подполковник ничем не напоминал явившегося к нему накануне с визитом красавца-здоровяка...

После обстоятельной беседы с Зюфельдом подполковник Ильин распорядился проверить всех подозрительных лиц. Была даже послана телеграмма в Москву, в КГБ СССР. Но раскрыть это дерзкое и мастерски осуществленное ограбление тогда так и не удалось. Рафаэл Багдасарян действовал безошибочно, практически не оставив следов. И все-таки год спустя, в 1973-м, он был арестован. Его подельник Алексей Сурков по кличке «Сурок», представившийся Зюфельду младшим лейтенантом милиции Анатолием Евсеном, был арестован в Тбилиси. В камере, не выдержав «ломки» (он уже не мог обходиться без наркотиков), Сурков сломался и рассказал в милиции все.

Суд, назначенный на май 1973-го в Ташкенте, перенесли в Андижан: как раз в это время столицу Узбекистана посетил 1-й секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев. Автор опубликованной в «Правде» статьи не пожалел черной краски, описывая Рафаэла Багдасаряна. Но при всем том он не смог скрыть своего изумления: «Такое в нашей стране просто невозможно было представить!».


Он помогал своим соотечественникам

Проживающий ныне в США Левон Согомонян, посетив в 2006-м Армению, пожелал встретиться со мной. Он прочитал мою книгу «Таинственный Сво Раф» и загорелся желанием приобрести ее. Я, конечно, подарил ему экземпляр. В его квартире в ереванском квартале Киликия мы долго беседовали о Рафаэле Багдасаряне. Сам Левон Согомонян в 2001-м издал в Лос-Анджелесе 4-й том своих «Ереванских миниатюр», в котором рассказал о своей многолетней дружбе с Рафаэлом Багдасаряном. Эта дружба, начавшаяся еще в детские годы, выдержала все испытания времени. Во все трудные для Багдасаряна времена Левон был или рядом с ним, или же оказывал ему огромную поддержку. Мне особенно запомнилась одна из историй Левона Согомоняна, и я привожу ее так, как он рассказал ее сам. Историю эту я считаю достоверной, ибо многие другие люди засвидетельствовали ее правдивость.

«…Это было в июне 1990-го. После 15-летнего отсутствия я решил побывать на родине. Будучи в Соединенных Штатах, я был в курсе деятельности Сво и знал, что он часто бывает в Москве. Как только я прибыл в Москву, Сво навестил меня в компании с одним из бакинских воров. Когда Сво представил нас, я хмуро глянул на него. Азербайджанец, по выражению моего лица поняв, в чем дело, ответил вместо него:

- Лева, я многим армянам помог в Баку, я не такой, как ты думаешь.

Потом он назвал имена армян, которым он помог, дал убежище в своем доме, а потом вывез из Баку. Я в общем-то поверил ему. После недолгой беседы они пригласили меня пообедать - в деревянном ресторанчике позади магазина «Армения» они заранее заказали столик. Там я встретился с некоторыми своими старыми друзьями, в том числе с Гуго (Гогой) из ереванского «Боши майла». Впоследствии он был убит в Москве неизвестными лицами.

Пожив больше месяца в Москве, я отправился в Ереван, где пробыл до ноября, после чего снова вернулся в Москву. Там я устроился у одного из своих друзей - квартира его находилась в самом центре Москвы. В этом же доме, в соседнем подъезде, располагался какой-то банк, который, по дошедшим до меня сведениям, принадлежал Раисе Горбачевой. Люди, с утра до вечера посещавшие этот банк, были сплошь мусульмане. Банк занимал не только весь первый этаж здания, но и добрую половину двора. Каждый день во двор заезжали огромные грузовики, а наутро уезжали. Это нам показалось подозрительным. Мы обратили особое внимание на то, что даже в самые сильные морозы в закрытых брезентом кузовах этих машин находились люди - азербайджанцы, и решили, что, наверное, эти машины возят особо ценные грузы - иначе зачем оставлять в них сторожей морозными ночами? Я попросил наших ребят помочь мне выяснить, что это за груз. Мы установили ночное дежурство, поручив наблюдателям подмечать любые мелочи и докладывать обо всем. Нам удалось выяснить, что с Тульского оружейного завода в Москву привозят оружие, ночью во дворе банка это оружие перегружают в азербайджанские машины и наутро отправляют в Азербайджан. Когда все это выяснилось, мы решили завладеть этим оружием - в то время оно было необходимо Арцаху как воздух.

План был таков: как только оружие перегрузят, наши вооруженные ребята окружат азербайджанцев, свяжут по рукам и ногам, заткнут им кляпами рты, а оружие перегрузят уже в нашу машину. Пленных азербайджанцев решено было увезти на одну из подмосковных дач и держать их там до тех пор, пока оружие благополучно не прибудет на место.

На наше счастье, в назначенный день был сильный туман. Это помогло нашим ребятам подобраться совсем близко. Когда азербайджанцы перегрузили оружие в два своих грузовика и начали закрывать кузова брезентом, наши ребята, выскочив из укрытия, быстро и бесшумно обезвредили их, втолкали в стоявшую наготове машину, а грузовики с оружием, в каждом из которых было по два вооруженных парня, двинулись в назначенное Сво место. Благодаря четким действиям парней эту довольно сложную операцию удалось провести быстро и четко. Транспортировку оружия в Армению Сво взял на себя - это было уже дело техники, и он справился с ним безупречно.

Сегодня, когда я мысленно возвращаюсь к тем дням, вспоминаю те события, Москву тех времен и возможности Сво, который организовал один армянский и два русских отряда, с любых операций возвращавшиеся с победой (лишь очень немногие знают, какие ответственные поручения они выполняли), мне становится радостно и приятно от того, что и Сво принимал участие в героической арцахской борьбе. Да он и не мог иначе...».

Но это была не единственная помощь Сво Рафа родине и Арцаху. Рафаэл Багдасарян умудрялся прорывать блокаду Армении (разумеется, с помощью людей своего круга) и доставлять продукты и одежду защитникам Армении и Арцаха. Более того, по словам Левона Согомоняна, Рафаэл Багдасарян через своего помощника, азербайджанца Фикрета Магерамова, передал для армянских бойцов-ополченцев 14 миллионов рублей. Но это уже другая история...


Конец земной жизни

Из такси, остановившегося у московской гостиницы «Минск», вышел могучего сложения молодой человек и, помахивая простым целлофановым пакетом, вошел в гостиницу. Даже в полдень жгучий московский мороз не стал мягче. Но молодой человек словно бы и не ощущал холода. Уточнив у дежурной, у себя ли постоялец 621-го номера Рафаэл Согомонян, он внимательным взглядом обвел холл гостиницы. Ничего подозрительного он не обнаружил. За низеньким столиком сидели двое мужчин среднеазиатской наружности. Приезжий из российской глубинки, заполнявший документы у стойки, пытался охмурить молодую симпатичную дежурную администраторшу. «Наверняка какой-то инженеришка или собесовец, желающий в течение двух-трех дней московской командировки совместить приятное с полезным», - подумал Сергей. Но когда он, не воспользовавшись лифтом, двинулся прямо к лестнице, «инженеришка» шепнул по мини-рации: «К нему кто-то поднимается!».

Ни Сергей, ни обитавший в номере 621 Рафаэл Согомонян, ни поселенный в соседнем номере Фикрет Магеррамов даже не подозревали, что в номере 621 установлен «жучок» и что вот уже второй день все разговоры тщательно записываются. И тем более не представляли, что из здания напротив нацелена на окно 621-го номера видеокамера. Обо всем этом станет известно через несколько дней, когда в передаче «Человек и закон» покажут видео- и аудиоматериалы, предоставленные первому российскому телеканалу Федеральной службой безопасности. А пока что сейчас, около полудня 23 декабря 1992 года, в номер Сво Рафа поднимался один из близких к нему людей - Сергей Арутюнян, известный по кличке Граф. Дежурная по этажу пила чай. Сергей уведомил ее, что навещает своего дядю Рафаэла Согомоняна (кстати, в последние годы Сво Раф довольно часто пользовался этой фамилией и даже имел соответствующий паспорт). Дежурная показала Сергею нужную дверь, хотя он вовсе не нуждался в этом: вместе с талинцем Ишханом он часто бывал здесь. Разумеется, все важные вопросы обсуждались вне стен гостиницы, в каком-нибудь случайном ресторане: Сво Раф и его друзья не без оснований опасались «жучков», так что серьезные темы и планы обсуждались в других местах. Во время же телефонных разговоров они применяли собственный шифр. Никому не показалось бы подозрительным, когда женщина звонит незнакомому мужчине и назначает ему свидание: «гостиничный флирт» в СССР был делом обычным...

Но сейчас не только ФСБ, но и высшее руководство России весьма интересовалось Сво Рафом - Рафаэлом Багдасаряном. Но более всего заинтересован был первый заместитель Верховного Совета РФ Руслан Хасбулатов, являвшийся главным покровителем - «папой» своих соплеменников-чеченцев. В последнее время Сво Раф порвал все отношения с чеченцами, поскольку они в Москве стали совершенно неуправляемыми. Они не соблюдали никаких законов и традиций воровского мира - их разбои и грабежи сопровождались жестокими убийствами. Старшее поколение криминального мира пыталось как-то урегулировать возникший хаос. Однако поскольку чеченские вооруженные группировки поддерживал сам первый заместитель главы законодательной власти страны, действия чеченцев становились все наглее.

За несколько месяцев до этого некий сотрудник ФСБ (его имя до сих пор не выяснено) сообщил Хасбулатову, что Сво Раф ждет из Германии какое-то оружие. Российские спецслужбы попросили своих немецких коллег установить наблюдение за приехавшим в их страну Сво Рафом. Те выполнили эту задачу со всей немецкой пунктуальностью, однако ничего подозрительного и тем более криминального в поведении Рафаэла Багдасаряна не обнаружили. Единственный человек, с кем он встретился, был какой-то аббат, приехавший в Германию из Соединенных Штатов, причем беседа их касалась одного из редких изданий Библии. И лишь потом выяснится, что речь на самом деле шла о пистолете-пулемете IGRAM, производимом крайне ограниченным тиражом исключительно для спецподразделений США. Известно стало это после 23 декабря 1992 года, когда Рафаэл Багдасарян был арестован и помещен в «Лефортово»...

По поводу этого ареста, а затем и смерти Рафаэла Багдасаряна в российской прессе и на телевидении появилось множество материалов, в массе своей крайне тенденциозных. Более или менее беспристрастной была публикация Вадима Белых в газете «Известия» (25 июня 1993 г.). Обратимся к ней (публикуется с незначительными сокращениями).


В преступном мире он мог все

Скончался один из лидеров уголовного мира бывшего СССР

Подарок для террориста

23 июня в 11 часов 10 минут утра в специальном отделении московской больницы, не приходя в сознание, умер Рафаэл Мкртычевич Багдасарян, 1930 года рождения. Посвященным он был более известен как «вор в законе» под кличкой Сво. Десятилетия имя этого человека наводило ужас на представителей преступного мира Советского Союза, а потом и того, что от него осталось. Хорошо знали Сво в Интерполе, в криминальных полициях США, Германии, стран Бенилюкса… И хотя перемещения сановного подследственного держались в строжайшем секрете (из лефортовского изолятора Министерства безопасности его привезли в больницу и прооперировали под другим именем), все равно через два часа после смерти соратники уже знали - «крестного отца» больше нет.

Что поделаешь, как обычно бывает в таких случаях, в ближайшие дни Москву ожидают очередные помпезные похороны.

О «творческом пути» покойного вряд ли напишут романы. Но в своей специфической среде его история, конечно же, станет легендой. Юный Рафик в школу пошел с восьми лет. По воспоминаниям современников, каких-либо увлечений не имел, учился посредственно. Зато обладал необычайно общительным характером. В одиннадцать лет совершил первую кражу. С шестого класса оставил школу вовсе. С 1944-го по 1984 год неоднократно привлекался к уголовной ответственности за кражи, грабежи (в том числе под видом сотрудника милиции), злостное хулиганство, незаконное хранение наркотических веществ… Всего судимостей у Багдасаряна - 15, сроки отсидел полностью, от звонка до звонка. Общий тюремный стаж - 34 года.

В лагерях и тюрьмах Сво систематически нарушал режим, отказывался работать. Нападал на должностных лиц и пытался, правда, безуспешно, совершать побеги. Впрочем, и для следователей Рафаэл Мкртычевич подарком не был. За свою долгую и бурную жизнь не дал ни одного показания, не подписал ни одного протокола.

В 1972 году его посвятили в «воры в законе».

Наибольшую роль в жизни преступного мира Сво стал играть где-то с 1988 года, после смерти лучшего друга и тогдашнего лидера Валериана Кучулория по кличке Писсо.

С того времени собирал деньги, взимал дань, играл роль «третейского судьи» в «разборках» между группировками. Удачно вписался в новые экономические отношения...

В последний раз арестовали Сво 23 декабря 1992 года. В этот день оперативники ворвались в номер 621 московской гостиницы «Минск». Там находились Багдасарян и его помощник Магеррамов. При «воре» армянине и его друге азербайджанце нашли странного вида автомат. Как впоследствии выяснилось, это был знаменитый девятимиллиметровый пистолет-пулемет «Айграм» (IGRAM mjd 2000 VI § CO DFGROTIA NO. B 0184) с глушителем. Страшная эта машина выпускается крайне ограниченным «тиражом» для спецподразделений США и является вожделенной мечтой для террористов и наемных убийц всего мира. Кроме прочих достоинств, «Айграм» имеет внешнее покрытие, на котором не остается отпечатков пальцев…

Чтобы максимально сократить контакты с волей, пленного «вора в законе» сразу же поместили вместо привычных Бутырок в следственный изолятор Министерства безопасности в Лефортово…


Краснокожие книжицы

Правда, если быть предельно откровенным, последняя охота на Сво началась гораздо раньше того зимнего вечера и открыли ее сотрудники службы безопасности посольства США в Москве. Они еще осенью поставили в известность своих российских коллег, что знаменитый преступный авторитет Рафик Мкртычевич уже «достал» их своими попытками добыть американскую визу при помощи поддельных документов...

При ближайшем, но незаметном для «вора в законе» рассмотрении выяснилось: заграничных паспортов у Багдасаряна - три.

Первый (21 № 0531592) был выхлопотан в МИД России через общество «Динамо» 13марта 1992 года. В нем практически все - и имя, и фамилия - соответствовало действительности. Изменен только год рождения. Незначительная эта деталь позволяла обладателю 34-летнего тюремного стажа при проверке через информационный центр МВД выглядеть несудимым. С этим паспортом Сво по «ведомственным» делам с легким сердцем посетил Бельгию, Нидерланды и, наконец, ФРГ. С ним же собирался и в США. Паспорт в посольство, как нам сообщили, отвозил его помощник Магеррамов и получил отказ. Американцы не захотели пускать к себе господина Багдасаряна с «неустановленной» датой рождения.

Пока загадка, почему в свое время так же не поступили немцы, которые тоже прекрасно знали, кто к ним едет. Хотя, по одной из информаций, все время, что Сво находился в ФРГ, глаз с него не спускали. Фиксировали любой шаг, каждую встречу. А тот, говорят, имел там общие дела с бывшим нашим гражданином Осиком Мандельбаумом и через «земляка», ставшего тоже «немцем» Гарри Джибу, договаривался о приобретении «Айграма». Гарри, к сожалению, теперь ничего о тех переговорах сказать не сможет. Первого декабря прошлого года он был найден убитым в своей квартире в Берлине.

«Вора в законе» отказ американских чиновников не смутил. Через посредство друзей в Министерстве культуры России он выправил себе два новых заграничных паспорта. Один (21 № 0734273) от 21 августа 92-го года как заместителю директора фирмы «МАГ» Рафаэлу Согомоняну, как будто выезжающему по приглашению Федерации шашек Республики Польша, другой - (21 № 0730787) от 16 сентября на имя Рафаила Алексаняна, уже артиста.

С паспортом Согомоняна в американское посольство ездил хлопотать некий Т. Асланлы (Асланов), подписывающийся как постоянный представитель в Москве Азербайджанского общества по культурным связям с соотечественниками за рубежом - общество «ВЭТЭН». Кстати, свидетели утверждают, что у самого Асланлы три паспорта: советского образца общегражданский, синий заграничный служебный и зеленый заграничный дипломатический. Но это все равно не помогло ему достать визу «соотечественнику» Багдасаряну-Согомоняну. А вот Багдасарян-Алексанян попал в хорошую компанию…».

За месяц до этой статьи, 28 мая 1993 г., те же «Известия» в №99 опубликовали статью Вадима Белых «Анатомия убийства», в которой рассказывалось о том, как пуля снайпера настигла «вора в законе» Валерия Длугача, а через несколько дней был убит и его самый близкий соратник Анатолий Семенов по кличке Рембо. Сейчас в организации этого «заказа» подозреваются «вор в законе» Петрик (Алексей Петров) и его верный адъютант Михаил Радько.

Но вернемся к интересующей нас статье В. Белых:


Убить кого-нибудь в США

…Роль Рафика Сво в этой истории до сих пор не ясна. Однако, как выяснилось, не так давно он собирался посетить США именно вместе с Петриком и Мишей. Зачем? Предполагалась встреча с «дедушкой советского рэкета» С. Иваньковым - «вором в законе» по кличке Япончик. Тот довольно плотно осел в Америке. Как утверждают близкие ему люди, работает в полном согласии с тамошней мафией и имеет свою долю в игорном бизнесе. Кроме встреч с соотечественниками, планировалось и убийство. Кого - пока не известно. Для этого, собственно, и брался с собой «солдат» Радько.

Вызов троице прислал некий Алекс Варшавский, урожденный Риги, ныне житель Бруклина, бывший советский гражданин, недавний нью-йоркский таксист. Оформить визы пытались через фирму «Эллис Лак». В разрешении на выезд Алексанян (Багдасарян) значится старшим инженером «Эллис Лак», Петров - менеджером, а «солдат» Миша - ведущим специалистом (что соответствует в какой-то степени действительности). Справка-согласование, где должны указываться судимости и где, конечно, ничего не было, на всех троих оказалась выправлена на бланке Министерства информации и печати. Но и это не помогло. Америка отказалась принять посланцев страны первичного накопления капитала.

Но и дотошных американцев нашим удается обдурить. Подельник Багдасаряна Фикрет Магеррамов, трижды привлекавшийся к уголовной ответственности, спокойно два месяца прожил в США, приехав туда по паспорту на фамилию Ахадов (21 № 0406213, выдан 28.12.91). Имел он и второй загранпаспорт на собственную фамилию, с измененным, естественно, годом и местом рождения (21 № 0576186 от 06.07.92). Нашли у Фикрета и международные водительские права (АВТ № 249727 от 25.06.92), полученные им, жителем города Баку, непосредственно в Москве. Что, наверное, нормально для человека, трижды в своей жизни признанного судебно-медицинской экспертизой умственно неполноценным…


Последние дни «крестного отца»

Не попав в Нью-Йорк, Багдасарян продолжал жить в гостинице «Минск», занимаясь своими нехитрыми воровскими делами. По утверждению конфиденциальных источников, немало времени уделял покупке и отправке вооружений военизированным армянским формированиям. За несколько дней до ареста речь шла о заключении сделки на поставку зенитных систем. 21декабря в гостиничном номере «Минска» раздался звонок из Германии - предупредили: ждите посылку. 23-го Магеррамов встретил нужного человека, забрал у него «Айграм» и привез обратно в гостиницу.

Весь этот день Сво было не по себе. То он устраивал какие-то разборки с автомобилями. То слушал историю, как Глобус мечтал познакомиться с Япончиком, постоянно звонил ему. Съездил в Америку в гости к «дедушке» и вернулся оттуда счастливый до беспамятства. Вдруг ни с того ни с сего сам начинал рассказывать, как в 50-м году во время бунта в тюрьме сломал руку надзирателю, которую тот неосторожно просунул сквозь решетку. Может, по-волчьи чуял скорый конец? Вскоре ворвалась группа захвата. Арест. Лефортово…

В следственном изоляторе МБ его избил сокамерник. Требовал, чтобы «вор в законе» тоже принимал участие в уборке помещения.

13 июня приехали немецкие полицейские. Среди прочего они хотели допросить Багдасаряна о нескольких убийствах на своей территории. Увидеть его им так и не удалось. 18 июня Сво начало рвать с кровью. Его отвезли в больницу и срочно прооперировали. 19-го немцы уехали. 23-го в 11:10 он скончался. Так ничего и никому не рассказав…».
  • ДАТА ДОБАВЛЕНИЯ15-03-2010
  • КОММЕНТАРИЕВ0
  • ЗРИТЕЛЕЙ122008
  • РЕЙТИНГ+1759
  • Похожие материалы

Комментарии к материалу (0)

Комментариев нет
Комментариев нет. Но Вы можете стать первым!

Добавление комментария

  • Имя:*
  • E-Mail:
  • Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищённой ссылки Картинка Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
  • Введите два слова с изображения:*